Арешт на майно в рамках кримінальної справи: як було і як буде? Наталя Руденко для Юрлігі

Новый УПК во всю работает, а адвокатам приходится бороться с отголосками старой процедуры наложения ареста на имущество в рамках уголовных дел, прилагая нешуточные усилия для снятия неправомерно наложенных ограничений.

Конечно, в настоящее время все вопросы, связанные с наложением запрета на отчуждение имущества и его снятии, суд решает по ходатайству стороны процесса (Глава 17 УПК), а не следователь, как это было ранее.
Однако проблематика вопроса заключается в спорности п. 9 Переходных Положений нового УПК, согласно которого аресты на имущество, примененные в ходе следствия до 20.11.2012 года продолжают свое действие до их изменения, отмены или прекращения в порядке, предусмотренном «старым» УПК.
По старой и по новой процедурам, в ходе расследования уголовного дела, наложить арест можно на имущество, принадлежащее подозреваемому, обвиняемому или лицам, несущим ответственность за их действия. Однако, не секрет, что органы следствия всегда грешили неправомерными арестами.
Из наиболее распространённых нарушений можно выделить наложение ареста на имущество юридического лица (что вообще недопустимо исходя из положений УПК), имущество свидетеля по уголовному делу (к примеру, по делу о мошенничестве при получении кредита накладывают арест на предмет ипотеки, переданный в банк не заемщиком, а его поручителем), арест на псевдо-предмет преступления (при совершенном самоуправстве — незаконном выселении, арестовывают квартиру в которой произошло преступление).
Кроме того, нередкими являются случаи, когда прекратив уголовное дело, следователь «забывает» решить вопрос об отмене, ранее примененной меры в виде ареста на имущество. Суды, в приговорах и постановлениях об освобождении от уголовной ответственности, также зачастую упускают эти вопросы. Но если судьи выходят из таких ситуаций, используя не совсем подходящую ст. 411 УПК, и по заявлению заинтересованных лиц таки отменяют аресты, то с органами следствия все гораздо сложнее. Прекратив дело, следователь не имеет права принимать решения по делу, а для возобновления следствия необходимы веские основания, к сожалению, снятие ареста, следователи таковыми не считают.
Следует отметить, что согласно УПК 1961 года возможности снятия ареста крайне ограничены. Либо сам следователь может вынести постановление о снятии наложенного им же ареста. Основания к этому очень размыто описаны в УПК — если отпадет необходимость в этой мере и убедить следствие в этом крайне сложно. Либо прокурор в порядке надзора за законностью или по жалобе заинтересованного лица отменит незаконное постановление следователя. На судебной стадии отменить арест, примененный следователем, можно было лишь при принятии окончательного решения по делу, а также обжаловав действия следователя на стадии предварительного заседания, что, как правило, заканчивалось формальной отпиской.
Защищать свои права, когда по уголовному делу не принято окончательного решения, в порядке гражданского судопроизводства, как показывает практика — неэффективно. Суды выносят негативные решения, ссылаясь на особый порядок снятия ареста, специально предусмотренный УПК. Иногда судьи переадресовывают жалобы на постановление о наложении ареста прокурору, который обязан надзирать за законностью принятых в ходе следствиях решениях.
Вот и имеем патовую ситуацию, когда расследование по «фактовым» делам может продолжаться годами, соответственно, и арест может «висеть» столько же. Да и, когда дело в суде, ждать приговор, порой, невыносимо долго.
Установив право владельца имущества присутствовать при рассмотрении ходатайства о наложении ареста, новый УПК дает возможность не допустить неправомерный арест. Кроме того, на протяжении всего досудебного расследования заинтересованные лица имеют право ходатайствовать перед следственным судьей о снятии ареста, если докажут, что отпала необходимость или он был наложен необоснованно. Трехдневный срок рассмотрения таких прошений также четко регламентирован. При подготовке к судебному рассмотрению отмена мер обеспечения уголовного производства является одним из вопросов, которые суд должен разрешить, если заявлено соответствующее ходатайство (ст. 315 УПК). Теоретически — все красиво. Однако здесь также наблюдаем коллизию: если незаконно арестовано имущество свидетеля, то подача такого ходатайства исключена, поскольку свидетель не наделен соответствующими правами на подготовительной стадии.
Сравнивая теоретические положения старого и действующего УПК относительно процедуры наложения, снятия арестов на имущество, однозначно прихожу к выводу о прогрессивности нового Кодекса, который, надеюсь, позволит более эффективно защищаться от необоснованных ограничений. Сложность новой процедуры, по сравнению со старым порядком, не позволит органам следствия «налево и направо» разбрасываться арестами. Предполагаю, что такие ограничения теперь будут применяться только при наличии убедительных для суда оснований и в случаях, когда это действительно необходимо. Без надежды надеюсь, что практика пойдет именно таким путем.
А тем, чье имущество попало под незаконный следственный арест до вступления в силу нового УПК, советую запастись терпением и, не тратя время на бесполезные иски в гражданском порядке, «бомбить» жалобами следствие и прокуратуру, обосновывая свои требования, пусть старым, но все еще частично действующим Уголовно-процессуальным Кодексом.
Ориганал материала размещен на сайте Юрлига.
Наталья Руденко,
Руководитель практики уголовного права ЮФ Constructive Lawyers,
адвокат

Відгуки клієнтів